Препараты при дисбактериозе и срк

Обновлено: 01.12.2022

Лебедев Василий Васильевич- проректор по лечебной работе и последипломному обучению Кубанской государственной медицинской академии, заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии ФПК и ППС Кубанской государственной медицинской академии, профессор, доктор медицинских наук;
Голенская Лариса Игоревна – заведующая лабораторией ЗАО ПК “Кубаньтехносервис”, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник, гастроэнтеролог.

Макроорганизм, его микрофлора и окружающая среда являются единой экологической системой, которая находится в состоянии динамического равновесия, характеризуется единством, целостностью и способностью к саморегуляции. Гармония всех ее компонентов связывается со здоровьем макроорганизма и обозначается как эубиотическое состояние.

Различные неблагоприятные воздействия на макроорганизм: экологическое неблагополучие, возрастание стрессовых воздействий, повышенный радиационный фон, бесконтрольное применение антибиотиков, неполноценность питания приводят к сдвигу в микробной экологии человека, возникает дисбиоз, нарушения обмена веществ, иммуносупрессивные и аллергические состояния, инфекционные и онкологические заболевания. Проблема дисбиозов имеет общебиологическую значимость, и борьба с ними в настоящее время является одной из актуальных задач здравоохранения.
Очень часто дисбиоз является важным патогенетическим механизмом в развитии синдрома разждраженной кишки ( СРК).

Синдром раздраженной кишки (СРК) – комплекс функциональных ( то есть не связанных с органическим поражением кишечника) расстройств, длящихся свыше 3 месяцев, клинически проявляющихся болями в животе (обычно исчезающими после дефекации), сопровождающимися нарушениями функции кишечника ( запор, понос или их чередование), а также метеоризмом, урчанием, чувством неполного опорожнения кишечника или же императивными позывами на дефекацию.

Распространенность СРК, по данным различных авторов, колеблется от 14-22 до 30-48%, причем у женщин регистрируется в 2-4 раза чаще, чем у мужчин, а пик возрастной заболеваемости приходится на период от 30 до 40 лет.

По наблюдениям авторов П.Я Григорьева и Э.П.Яковенко (2000г.) у большинства больных СРК в 68,8% случаев имелась избыточная микробная контаминация тонкой кишки и в 98,4% случаев – дисбактериоз толстой кишки. При этом обнаруживались гемолизирующая флора, кишечные палочки со слабовыраженными ферментативными свойствами, энтеропатогенные кишечные палочки и другие изменения микрофлоры толстой кишки с преобладанием условно-патогенных микроорганизмов или их ассоциаций (стафилококки, протей, дрожжеподобные грибы, лактозонегативные или гемолитические ишерихии, синегнойная палочка, клебсиеллы и др.), то есть те или иные дисбиотические изменения микрофлоры толстой кишки в сочетании с избыточным бактериальным ростом в тонкой кишке. Изменения микробного биоценоза, выявленные у обследованных больных СРК, несомненно являются важнейшими патогенетическими механизмами в развитии этого синдрома. Так, в результате жизнедеятельности избыточного количества бактерий в тонкой кишке могут образовываться и накапливаться свободные (деконьюгированные) желчные кислоты, гидроксиды жирных кислот, бактериальные токсины, протеазы и различные метаболиты ( фенолы, биогенные амины и др.). Следствием этих процессов могут стать нарушения двигательной, секреторной, пищеварительной и других функций тонкой кишки, нарушения гидролиза дисахаридов (например, лактозная недостаточность), жиров, белков, всасывания витаминов, макро- и микроэлементов, аллергические проявления. Таким образом, в толстую кишку поступает химус, обладающий агрессивными свойствами, к тому же и в самой толстой кишке, особенно в ее начальных отделах, в силу дисбиотических изменений микрофлоры (отсутствие или дефицит основных бактериальных симбионтов – бифидобактерий, уменьшение количества молочно-кислых палочек) также редуцируются процессы пищеварения ( в основном нарушается гидролиз клетчатки) и всасывания, а оставшаяся “субстанция” в силу агрессивности приводит к расстройству моторно-секреторной функции ободочной и прямой кишки.

При дисбактериозе не только изменяется общее количество микроорганизмов за счет уменьшения или увеличения количества основных групп микроорганизмов, но и изменяются их свойства (усиливаются их инвазивность и агрессивность по отношению к слизистой оболочке), что в дальнейшем может привести к развитию воспалительного процесса.

Лечение больных СРК включает в себя нормализацию режима питания, проведение разъяснительных психотерапевтических бесед, назначение различных лекарственных препаратов с целью:

А) Устранения микробной контаминации тонкой кишки и восстановления нормальной кишечной микрофлоры в толстой кишке;

Для восстановления нарушенного микробиоценоза используются биопрепараты нескольких поколений:

1. классические ( бифидумбактерин, лактобактерин, колибактерин);

2. самоэлеминирующиеся антагонисты ( бактисубтил, бактиспорин, биобактон, энтерол, биоспорин, споробактерин);

  • живые – бифилакт, бификол, биофлор
  • лиофилизированные – бифиформ, бифилонг, аципол, ацилакт, линекс

4. иммобилизованные на сорбенте бактерии, представители нормальной микрофлоры (бифидумбактерин форте, пробифор);

5. комбинированные с лизоцимом ( бифилиз);

6. препараты, представляющие собой продукты метаболизма микрофлоры, в частности молочной кислоты ( хилак-форте);

7. препараты из антагонистических представителей рода Bacillus ( споробактерин живой, бактиспорин сухой);

8. рекомбинантные ( субамин).

Известно, что нормальная кишечная микрофлора способствует формированию защитно-адаптационных систем организма, она способствует реакции лимфатических узлов на антигенное раздражение (образование иммуноглобулинов, плазмоцитарная реакция, трансплантационный иммунитет, фагоцитоз). Физиологический уровень некоторых врожденных факторов – гликопротеидов и лизоцима – достигается стимуляцией организма нормальной микрофлорой. Отсутствие нормальной микрофлоры ведет к лимфопении, гиперкортицизму и угнетению образования лимфоидной ткани, что ведет к ослаблению защитно-приспособительной системы. Большой интерес представляет общая защитная реакция организма – канцеролитическая или цитолитическая ( лизис “чужих” клеток), свойственная нормальной микрофлоре.

Особого внимания заслуживают живые препараты бифидумбактерий и лактобактерий, т.е. функциогенные продукты питания, ферментированные этими представителями нормофлоры кишечника. Таким продуктом диетического лечебно-профилактического питания является БИФИЛАКТ, выпускаемый в Краснодарском крае. Функциогенные продукты питания, в том числе БИФИЛАКТ, должны соответствовать следующим требованиям:

  • эти продукты должны содержать представителей нормальной микрофлоры кишечника ( бифи-думбактерии и лактобактерии), в активном колониеобразующем состоянии, в лечебных концентрациях, стабильно сохраняющихся в процессе хранения;
  • очень важно соблюсти совместное культивирование в молоке бифидум- и лактобактерий, т.к. они яляются симбионтами и синергистами( они производят продукты жизнедеятельности друг для друга и значительно более эффективно приживаются в кишечнике совместно), что очень важно для их эффективной коллонизации в кишечнике. Кроме этого очень важно сочетание аэробной микрофлоры ( лактобактерий), которая нормализует процессы в тонком кишечнике и анаэробной микрофлоры ( бифидумбактерии), которые нормализуют процессы в толстом кишечнике;
  • такие продукты должны содержать минимальное количество посторонней микрофлоры, которая может конкурировать за пищевую нишу и угнетать развитие бифидум- или лактобактерий, или вырабатывать продукты жизнедеятельности, нежелательные для лечебного продукта ;
  • особое внимание в этих продуктах должно обращаться на дрожжевую микрофлору, которая при некоторых болезненных состояних организма может усугублять дискомфортные состояния желудочно-кишечного тракта ( гниение, брожение), вызывать аллергизацию;
  • белок молока (казеин) в таких продуктах должен трансформироваться в легкоусваиваемые формы гидролизата казеина;
  • у продукта должна быть высокая биологическая ценность, что определяет его диетические качества, т.к чем выше биологическая ценность белкового пищевого продукта, тем меньше в рацион можно вводить иных белоксодержащих компонентов с целью улучшения питательности рациона. В случае низкой биологической ценности продукта требуется излишнее введение бел- ковых веществ в рацион, что ведет к перенапряжению физиологических механизмов жизнедеятельности, снижает утилизацию белков организмом человека, а это может привести к накоплению и задержке в кишечнике шлаков, а вследствие этого к излишней аллергизации;
  • в таких продуктах желательно незначительное содержание сахаров, т.к. они могут нарушать процессы пищеварения, приводить к аллергизации и раздражению рецепторов кишечника в связи с избыточным бактериальным ростом ;
  • в таких продуктах желательна незначительная жирность, что увеличивает их диетические свойства и создает правильные условия для развития бифидумбактерий и лактобактерий;
  • в таких продуктах желательно максимально снизить процент содержания токсических элементов.

В Краснодарском крае два производителя продукта Бифилакт ЗАО ПК “Кубаньтехносервис” г.Краснодар и ОАО “Белмолоко” г. Белореченск с различными технологиями его производства.

Бифилакт ЗАО ПК “Кубаньтехносервис” и Бифилакт ОАО “Белмолоко” были обследованы на соответствие вышеперечисленным требованиям и проведено их сравнение с целью выявления преимуществ для использования в качестве лечебно-профилактического средства.

Согласно экпертного заключения Краснодарского регионального института агробизнеса и Краевого Центра Госсанэпиднадзора в Краснодарском крае от 25.04.03 № 01/138 всем вышеперечисленным требованиям к продукту функциогенного назначения соответствует только Бифилакт , выпускаемый ЗАО ПК “Кубаньтехносервис”, что следует учитывать при назначении лечебного питания в лечебных и реабилитационных учреждениях, детских оздоровительных учреждениях и в качестве сопутствующего средства при лечении различных патологий, а также использования Бифилакта в учреждениях санаторного типа в качестве иммуностимулирующего и адаптогенного средства.

Антибактериальные препараты применяются в случае обильного роста условно-патогенной микрофлоры в посевах кишечного содержимого, а также избыточном бактериальном росте в тонкой кишке и наличии воспалительных изменений в слизистой оболочке . Иногда требуется 2-3 семидневных курса антибактериальной терапии. Применяются ципрофлоксацин, фуразолидон, эрсефурил, интетрикс и другие препараты.

Б) Нормализация процессов пищеварения и всасывания, а также устранения гипо- и авитаминоза и дефицита микро- и макроэлементов;

При назначении ферментотерапии следует опираться на результаты соответствующих лабораторных исследований. Для того чтобы произошло полное переваривание белков, жиров и углеводов необходимы ферменты с определенным временем воздействия. Например, для белков необходимы кислые ферменты ( с длительностью воздействия 1,5-2 часа), для переваривания и расщепления углеводов необходимы щелочные ферменты, амилаза, лизоцим (с длительностью воздействия 20 минут)- мезим-форте, креон, панцинтрат, панзинорм, панкреатин.

При наличиии выраженной сенсибилизации организма, изменений в иммунном статусе и сниженной детоксикационной способности организма показан короткий курс энтеросорбции (энтеросгель, энтерокар, ФАС, полифепам, полифам, смекта, пектин, лактулоза) на фоне витаминотерапии.

Для повышения защитных свойств организма при дисбиозе кишечника могут применяться : продигиозан, пентоксил, лизоцим, метилурацил, ретаболил, иммуноглобулин человеческий, тамерит, галавит, имунофан, ликопид, полиоксидоний, ронколейкин.

В) Обеспечения нормализации моторно-эвакуаторной функции толстой кишки и акта дефекации.

У группы больных с СРК с вариантом абдоминальной боли – пинавериум бромид ( дицетел) 0,3 г – 3 дня, далее 0,15 – 25 дней, тианептин ( коаксил) 0,025 – 28 дней; или мебеверин гидрохлорид ( дюспаталин) 0,4 – 28 дней, тианептин ( коаксил) 0,025 -28 дней.

У группы больных с СРК с вариантом запора – дицетел 0,3 г – 3 дня, далее 0,15 – 25 дней, коаксил 0.025 -28 дней, формлакс по 2 пак./сут.-10 дней; или дюспаталин 0,4 – 28 дней, коаксил 0,025 – 28 дней, лактулоза ( дюфалак) 45 мл/ сут. – 10 дней.

У группы болных с СРК с вариантом диареи – дицетел 0,3 г – 3 дня, далее 0,15 – 25 дней, коаксил 0,025 – 28 дней, смекта по 2 пак./ сут.- 10 дней; или дюспаталин 0,4 – 28 дней, коаксил 0,025 – 28 дней, смекта по 2 пак./ сут – 10 дней.

У больных с СРК с комбинацией абдоминальной боли и метеоризма- дицетел 0.3 г – 3 дня, далее 0.15 -25 дней, коаксил 0,025 – 28 дней; или дюспаталин 0,4 – 28 дней, коаксил 0,025 – 28 дней, эспумизан 0,12 – 10 дней.

Выводы:

По данным А.А. Яковлева (2002 г.), в группах больных, получавших схемы “оптимального выбора” к завершению 4-х недельного курса лечения улучшение было отмечено в 76,6 -93,3% случаев.

Синдром раздраженного кишечника (СРК) – функциональное кишечное расстройство, сопровождающееся наличием на протяжении не менее 3-х последних месяцев (с началом проявлений не менее 6 месяцев), абдоминальной боли или дискомфорта, ассоциирующихся с дефекацией или расстройствами дефекации.

Распространенность СРК в большинстве стран мира колеблется в пределах 12-48%, варьируя в зависимости от социальных, экономических и культурных особенностей конкретного государства. Обращаемость по поводу СРК максимальна в США и странах Западной Европы. По сравнению с городским населением СРК значительно реже встречается у занятых физическим трудом сельских жителей, в рационе которых превалирует богатая клетчаткой растительная пища. Пик заболеваемости приходится на молодой возраст (30-40 лет). Соотношение мужчин и женщин составляет примерно 1:2.

В зависимости от ведущего симптома предложено выделять четыре клинических субтипа СРК (Римский консенсум III, 2006): с запором (твердый или шероховатый стул в 25% и более дефекаций); с диареей (кашицеобразный или водянистый стул в 25% и более дефекаций); смешанный и неклассифицируемый (характеризуется наличием недостаточной выраженности отклонений консистенции стула).

Этиология и патогенез

На современном этапе сформировалось представление об СРК как о полиэтиологическом заболевании, в развитии которого играют роль психофизиологические феномены, особенности питания, расстройства моторики, сенсорно-моторная дисфункция и перенесенные кишечные инфекции (КИ). Важную роль в возникновении нарушений моторики у больных СРК играют психо-эмоциональные факторы. Отмечается четкая связь возникновения первых симптомов и обострения заболевания с психотравмирующими ситуациями. Считается, что возникающие у больных СРК расстройства обусловлены нарушением нервной и гуморальной регуляции двигательной функции кишечника.

У пациентов с СРК выявляются нарушения базальной двигательной активности кишечника. Они выражаются в виде расстройства двигательной функции толстой кишки после приема пищи, лекарственных средств (ЛС) или в ответ на действие стрессовых факторов. Нарушения моторно-эвакуаторной функции кишечника возникают вследствие стрессовых влияний, перенесенных КИ, недостатка пищевых волокон в рационе, гиподинамии, подавления естественных позывов на дефекацию. Повышение сократительной активности мышечного слоя стенки кишечника является основной причиной возникновения болей в животе у пациентов с СРК. Висцеральная гиперчувствительность у пациентов с СРК проявляется снижением порога восприятия боли, более интенсивным восприятием боли или болевым ответом на воздействие обычных, не чрезмерных импульсов (например, расширение кишки газом). Причиной формирования висцеральной гиперчувствительности могут стать физическая, психическая травма или перенесенная КИ (шигеллез). Болевые ощущения вторично проводят к возникновению других изменений функции кишечника – метеоризму, запору, диарее.

Клиника СРК

Клинический вариант СРК определяет дальнейшую диагностическую и лечебную тактику, однако для СРК характерно многообразие, мозаичность и изменчивость жалоб.

При смешанном и неклассифицируемом субтипах СРК отмечается сочетание различных симптомов, чередование запоров и поносов, явления метеоризма и БС.

Объективная симптоматика при СРК достаточно скудная. Визуально может определяться умеренное вздутие живота, при пальпации можно выявить спазм различных отделов кишечника (чаще сигмовидной кишки). Рентгенологические, эндоскопические и гистологические изменения невыраженны и непостоянны.

У пациентов с СРК можно выявить множество внекишечных симптомов вегетативной природы. К ним относятся частые приступы мигрени, ощущение кома в горле при глотании или нехватки воздуха, дискомфорт в области сердца, вазоспастические реакции. В 25% случаев СРК сочетается с синдромом функциональной диспепсии (ФД), в 30% – синдромом раздраженного мочевого пузыря.

Диагностика СРК

Диагноз СРК требует в первую очередь исключения органических заболеваний. Существует ряд симптомов (симптомы тревоги), исключающих возможность СРК. К ним относятся: манифестация в позднем возрасте, лихорадка, примесь крови в кале, возникновение кишечных расстройств в ночное время, немотивированная потеря веса, прогрессирование заболевания, наличие анемии, лейкоцитоза, увеличения скорости оседания эритроцитов, стеаторея и полифекалия.

После исключения органического заболевания проводится первичный курс лечения СРК продолжительностью не менее 3-6 недель. При неэффективности лечения необходимо расширение диагностических мероприятий и пересмотр диагноза.

Дифференциальный диагноз СРК следует проводить с большим количеством разнообразных заболеваний и состояний, среди которых: реакции на кофеин, алкоголь, пищевые продукты, ЛС, воспалительные заболевания кишечника, инфекционные и паразитарные поражения, рак, дивертикулярная болезнь, полипоз толстой кишки, синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке, эндокринные заболевания, синдром мальабсорбции, нейроэндокринные опухоли, гинекологические заболевания.

Лечение

Лечение СРК включает в себя рекомендации по питанию, которые даются с учетом преобладающих клинических симптомов. При склонности к диарее ограничивают поступление с пищей грубых пищевых волокон, исключают из рациона фруктозу, кофе, алкоголь и газированные напитки. При метеоризме рекомендуется избегать употребления продуктов, повышающих газообразование в кишечнике. При запорах назначают диету с высоким содержанием пищевых волокон, однако многие пациенты жалуются на усиление болевых ощущений и выраженный метеоризм при включении в рацион отрубей, что порой приводит к их отмене.

Лекарственную терапию также назначают с учетом клиники СРК. Для купирования БС, не зависимо от его субтипа, наиболее эффективны ЛС, обладающие спазмолитической активностью и их успех, в случае правильности диагноза, практически, гарантирован.

В настоящее время в клинической практике препаратами выбора для лечения боли при СРК всех субтипов, являются миотропные спазмолитики, селективно действующие на гладкую мускулатуру кишечника, причем при СРК с выраженным БС некоторое преимущество, в основном за счет быстроты купирования боли, на стороне дицетела.

Высокая антиангинальная эффективность дицетела, миотропного спазмолитика со свойствами антагониста кальция при СРК объясняется тем, что развитие мышечного спазма зависит напрямую от внутриклеточной концентрации ионов Са. Ионы Са поступают в гладкую мышечную клетку кишки через кальциевые каналы, располагающиеся на клеточной мембране миоцита. Блокировка указанных каналов приводит к снижению внутриклеточной концентрации Са и к купированию мышечного спазма. Кроме того, у препарата дицетел имеется и второй механизм купирования боли – за счет уменьшения висцеральной гиперчувствительности приводящий к спазмофилии. Снижение чувствительности слизистой на фоне приема дицетела связана с тем, что препарат, так же как и кальциевые каналы миоцитов блокирует и кальциевые каналы рецепторов, расположенных в слизистой.

Об эффективности применения дицетела у больных СРК всех субтипов свидетельствует большое количество исследований, как в нашей стране, так и за рубежом. В частности, большинство исследователей фиксируют частоту хороших и очень хороших результатов по полному купированию и уменьшению интенсивности боли при СРК на фоне приема дицетела в качестве монотерапии в стандартной дозировке на уровне 60-64%. Причем, у части больных СРК с запором (преимущественно пациенты с легким и умеренно выраженным БС) на фоне приема дицетела и купирования боли появлялся самостоятельный стул. Обнаруживается также и уменьшение времени кишечного транзита, в основном, за счет ускорения скорости транзита по дистальным отделам кишечника.

В случаях с ригидным запором дицетел дает хороший эффект в составе комбинированной терапии с препаратами лактулозы или макроголя. Так сочетание дицетела с макроголем 4000 приводит к нормализации стула и снятию БС в течение 2-5 суток от начала лечения. Механизм действия этих препаратов заключается в увеличении объема кишечного содержимого, что приводит к усилению перистальтики. Следует помнить, что назначение осмотических слабительных, равно как и пищевых отрубей всегда требует введения адекватного количества жидкости (не менее 1,5-2,0 в сутки). Лактулоза (дюфалак) назначается по 20-60 мл в сутки внутрь, макроголь 4000 по 10-20 г в сутки. Стимулянтные слабительные не показаны, т.к. за счет раздражающего действия могут вызывать усиление симптомов заболевания.

При СРК с диареей и БС, применение дицетела также дает хороший эффект в комбинации с обволакивающими препаратами и сорбентами. Для уменьшения выраженности метеоризма наиболее эффективно также применение препаратов содержащих симетикон или диметикон.

Следует отметить, что дицетел несколько снижает секрецию HCl главными железами желудка, не влияя на объем желудочной секреции и одновременно ускоряет моторно-эвакуаторную функцию желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). В этой связи его с успехом можно назначать пациентам и с функциональной патологией верхних отделов ЖКТ. В первую очередь с сопутствующими СРК явлениями ФД, что бывает не редко. Причем, положительный эффект можно прогнозировать как у больных ФД с эпигастральной болью, так и постпрандиальным дискомфортом. Это особенно важно для пациентов, т.к. уменьшает количество ЛС, принимаемых больным, что улучшает показатели приверженности к назначаемому лечению.

Дицетел в остром периоде (3-6 дней) назначается по 100 мг 3-4 раза в день во время еды. После стихания обострения поддерживающей дозировкой пинаверия бромида является стандартная доза – 50 мг 3-4 раза в день, назначаемая на курс от 2 до 6 недель и более. Действуя селективно на кишечник, дицетел не имеет побочных антихолинергических эффектов, поэтому его можно без опасений назначать пациентам с глаукомой и гипертрофией предстательной железы.

При выявлении симптомов тревожной депрессии коррекцию психоэмоциональной сферы целесообразно проводить совместно с психоневрологом.

Лечение СРК эффективно у 30% пациентов, заболевание, как правило, не прогрессирует. Худшие показатели качества жизни имеют женщины и лица пожилого возраста с длительным анамнезом заболевания, при этом риск развития органических поражений ЖКТ, в том числе колоректального рака, равен общему риску в популяции.

Почему эту проблему следует отнести к числу важных и актуальных? И почему до сих пор не нащупано каких-то унифицированных методов оценки микрофлоры у пациентов с СРК? По-видимому, важную роль играет то, что тот самый синдром, постинфекционный синдром раздраженной кишки, который выделяется многими авторами, но, тем не менее, он не вошел в Римские критерии, он имеет довольно расплывчатый диагностический критерий. А это в свою очередь, можно связать с тем, что методы изучения кишечной микрофлоры крайне гетерогенны, и постепенно наблюдается эволюция от более простых, и, соответственно, менее надежных методов исследования, к более сложным, более дорогим, более длительным, но, соответственно, более точно определяющим микробный пейзаж кишечника. В качестве диагностических критериев так называемого постинфекционного синдрома раздраженной кишки, большинство авторов отмечают: наличие острой кишечной инфекции, которая предшествует дебюту СРК, обнаружение маркеров острой кишечной инфекции в биологических средах пациента, изменение кишечной микрофлоры – вот это самый сложный, самый скользкий момент в диагностике данного состояния. Возможно также наличие признаков симптома избыточного бактериального роста в тонкой кишке, и, безусловно, эффект препаратов, которые влияют на кишечную микрофлору. Речь идет об антибактериальных препаратах, пребиотиках и пробиотиках.

Какие микроорганизмы рассматриваются в качестве возможных этиологических факторов постинфекционного варианта СРК? Рассматривается Campylobacter jejuni, безусловно, Shigella, Salmonella, Yersinia – хорошо известные возбудители кишечных инфекций, а также во многих случаях отмечают наличие смешанной микрофлоры.

Следует отметить, что для постинфекционной формы СРК доминирующим симптомом чаще всего является именно диарея. И большинство авторов отмечает, что также у этих пациентов, по сравнению, например, с пациентами с СРК с преобладанием запоров, реже наблюдаются психические расстройства.

Роль кишечной макрофлоры в патогенезе развития синдрома раздраженной кишки подтверждают, во-первых, причинно-следственные отношения между перенесенной острой кишечной инфекцией и дебютом синдрома раздраженной кишки, изменение кишечной микрофлоры у пациентов с СРК, и, наконец, то, о чем уже упоминалось, – уменьшение выраженности симптомов СРК под воздействием препаратов, которые влияют на кишечную микрофлору.

Что касается диагностики синдрома избыточного бактериального роста в тонкой кишке, то методы его диагностики весьма многочисленны, но, тем не менее, они хорошо отработаны. Прямым методом и золотым стандартом служит бактериологическое исследование тонкокишечного аспирата. Понятно, что этот метод труден для выполнения, там должны быть созданы условия для предотвращения ретроградного попадания, ретроградного заноса толстокишечной микрофлоры через Баугиниеву заслонку. Поэтому, чаще всего в клинической практике используются непрямые методы, к которым относится водородный дыхательный тест с глюкозой, водородный дыхательный тест с лактулозой, которые, в частности, применяются в тех исследованиях, которые используются в нашей клинике, определение короткоцепочных жирных кислот, в тонкокишечном аспирате, определение неконъюгированных желчных кислот тоже в тонкокишечном аспирате, гликохолатный тест с меченым углеродом, и D-ксилозный тест, который применяется в 2-х вариантах: определение D-ксилозы в моче и определение D-ксилозы в выдыхаемом воздухе, опять же с меченым углеродом.

Методы изучения микробного пейзажа в толстой кишке в данной таблице расположены по мере возрастания их с одной стороны сложности, с другой стороны – надежности.

Хорошо известный культуральный метод, он доступен, прост в выполнении, но, тем не менее, все авторы сходятся на том, что он ненадежно оценивает микробный пейзаж.

Существенно более точной методикой является полимеразная цепная реакция, совмещенная с электрофорезом в геле, который предусматривает термальную или химическую сепарацию цепи ДНК с последующим электрофорезом. Этот метод позволяет надежно дифференцировать изменение в популяции микроорганизмов, но, тем не менее, он медленный, так как идентификация видов микроорганизмов требует выполнения полного цикла.

Флюоресцентный метод гибридизации in situ предусматривает гибридизацию с помощью, так называемых, олигонуклеотидных зондов, что позволяет оценить пространственную организацию микрофлоры. Но, опять же, этот метод выполняется в течение длительного времени, и определяет только зондируемые бактерии, то есть, только тех, к которым направлен этот полинуклеотидный зонд.

Количественная ПЦР позволяет определять малые количества бактерий, причем с оценкой их видовой, родовой принадлежности, при использовании специфических праймеров, но метод трудоемкий и дорогой.

Ну и, наконец, наверное, наиболее точный метод – это секвенирование 16s-единиц рибосомальной ДНК бактериальных тел, который дает возможность дать развернутую характеристику индивидуальных видов микроорганизмов. Но этот метод очень трудоемкий и дорогой, и применяется только в отдельных центрах с научной целью.

Если посмотреть на эту таблицу, сводную, которая представляет различные исследования, посвященные оценке изменений микрофлоры у пациентов с синдромом раздраженной кишки, можно увидеть, что эти изменения оказываются весьма разнонаправленными. Ну, в частности, в исследовании Matto, которое было выполнено в 2005 году, отмечено повышение уровня клостридиума у пациентов с разными вариантами СРК, в то время, как в исследовании Kassinen было отмечено наоборот снижение уровня клостридиума. Такие же разнонаправленные изменения можно отметить и в отношении, например, лактобактерий. И, кроме того, следует отметить, что, в общем-то, небольшое количество пациентов было включено в каждое из этих исследований. Как вы видите, применялись различные методы оценки: и культуральный, и количественная ПЦР, и гибридизация с помощью олигонуклеотидных зондов. Ну, и, наконец, разные типы СРК включались в это исследование. Может быть, с этим и связаны такие разнонаправленные типы изменения кишечной микрофлоры.

Тем не менее, в одном из последних обзоров, посвященных данной проблеме, были четко обозначены общие тенденции изменения общей кишечной микрофлоры у пациентов с синдромом раздраженной кишки. У больных СРК, независимо от варианта, микрофлора кала – это подчеркивают, практически, все исследователи, – значимо отличается от таковой у здоровых лиц. И основные тенденции заключаются в уменьшении количества лактобактерий при СРК с преобладанием диареи, увеличении количества вейлонелл при СРК с преобладанием запоров, и уменьшение количества бифидобактерий при любом типе СРК. Опять же, следует учитывать различия дизайна исследования, и методики оценки микрофлоры, а также особенности питания пациента.

Данная таблица демонстрирует ряд исследований, посвященных применению рифаксимина у пациентов с различными формами СРК. Как вы видите, в большинство исследований было включено небольшое количество пациентов. Единственное исключение – это исследование Pimentel идет, в 2011 году опубликованное, на котором я остановлюсь более подробно. Также, разными методами, преимущественно дыхательными тестами оценивалось по косвенным признакам изменение кишечной микрофлоры. Как вы видите, в последнем столбце во всех исследованиях рифаксимин продемонстрировал большую эффективность, по сравнению с плацебо, либо с препаратом сравнения, к которым относился, в частности, активированный уголь. И во всех случаях рифаксимин характеризовался хорошей переносимостью, сопоставимой с таковой у плацебо.

Исследование Pimentel, оно интересно, во-первых, тем, что в него было включено очень солидное количество пациентов, там общее количество дало 1260 человек. И результаты его были опубликованы в одном из наиболее авторитетных медицинских журналов New England Journal of Medicine.

Здесь представлен дизайн исследования. Если коротко говорить, то оно представляло собой 2 исследования, 2 рукава. Общее количество пациентов составило 1260, минимальное количество пациентов выпало из исследования по тем или иным причинам. И в каждой группе больные были разделены на получавших рифаксимин в стандартной дозировке 1200 мг в день, и которых получали плацебо.

Были оценены так называемые первичные результаты и вторичные результаты применения рифаксимина. И, следует сказать, что включались больные с разными типами синдрома раздраженной кишки. В любом случае, это было СРК без преобладания запоров. В качестве первичного результата исследователи оценили то, что у значительно большего количества пациентов достигнуто уменьшение симптомов СРК и метеоризма. Эти симптомы оценивались отдельно в течение первых четырех недель наблюдения, после двухнедельного применения рифаксимина, по сравнению с плацебо. Вторичный результат свидетельствовал о том, что после окончания курса рифаксимина в течение последующих 3-х месяцев наблюдения при ежедневной оценке значительно реже наблюдались такие симптомы, как абдоминальная боль, вздутие и дискомфортное для пациента изменение консистенции стула, по сравнению с плацебо. Кроме того, отмечается, что значительных различий в переносимости рифаксимина и плацебо у пациентов не наблюдалось, что соответствует результатам других исследований.

Вторичные результаты исследования демонстрируют 2 кривые – это последующие 10 недель наблюдения за пациентами, которые уже не получали никакой терапии. И, как вы видите, на протяжении всего общего трехмесячного периода наблюдения, также сохранялось достоверное различие между группами больных, которые получали рифаксимин и которые получали плацебо.

Еще одно исследование Lauritano, опубликованное ранее, в 2005 году, демонстрирует эффективность рифаксимина у пациентов с подтвержденным синдромом избыточного бактериального роста. В качестве метода оценки эрадикации патогенной флоры применялся дыхательный тест с глюкозой. И, как вы видите, если назначалась дозировка 600 мг и 800 мг рифаксимина, то различия между ними были статистически недостоверными, а вот назначение рифаксимина в стандартной дозировке 1200 мг приводило к значительной, 60% эрадикации патогенной флоры.

Ну и, наконец, то, что уже упоминала Елена Александровна, хочу сказать, что у нас тоже накапливается опыт под руководством Владимира Трофимовича. Сейчас инициировано исследование, посвященное патогенетическому клиническому значению кишечной микрофлоры у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Там принимает участие профессор А.А. Шептулин, Е.А. Полуэктова, доктор Кучумова. Исследование уже начато, первые результаты пока находятся в стадии обработки. В качестве методов изучения кишечной микрофлоры у пациентов с синдромом раздраженной кишки, применяется дыхательный тест с лактулозой, секвенирование ДНК микроорганизмов в образцах кала, секвенирование ДНК микроорганизмов в биоптатах тонкой кишки, полученных при ЭГДС с биопсией постбульбарного отдела. Ожидаются результаты, которые, есть надежда, что внесут существенный вклад в изучение этого сложного вопроса – изменение кишечной микрофлоры у пациентов с синдромом раздраженной кишки и возможности терапевтического воздействия на них. Спасибо!

Оксана Михайловна Драпкина, профессор, доктор медицинских наук:

– Лекция Шульпековой Юлии Олеговны, она расскажет про СРК с запором.

Юлия Олеговна Шульпекова, доцент, кандидат медицинских наук:

  1. Снижение массы тела, которое не позволяет нам исключить онкологическое заболевание, колит или энтероколит.
  2. Появление симптомов в ночное время, которое не свойственно функциональным заболеваниям желудочно-кишечного тракта.
  3. Постоянная и достаточно интенсивная или нарастающая боль в животе как единственный или ведущий признак. Это не свойственно функциональным заболеваниям.
  4. Начало болезни в возрасте более 50 лет.
  5. Отягощенный семейный анамнез: рак толстой кишки, воспалительное заболевание кишечника, целиакия у родственников пациента. А также высокая распространенность этих заболеваний в данной местности. В таких случаях необходимо более прицельное обследование для исключения органической патологии.
  6. Изменение органов при осмотре (гепатомегалия, спленомегалия), объемное пальпируемое образование в животе.
  7. Примесь крови в кале.
  8. Признаки мальабсорбции и остеопороза.
  9. Отклонения в общем анализе крови, биохимических параметров и уровня ТТГ (тиреотропного гормона).

Таким образом, для достаточно надежной диагностики СРК необходимо провести пациенту не только физикальные подробные исследования, сбор анамнеза, но также в минимум обследований включить общий анализ крови, анализ кала на скрытую кровь, биохимический анализ крови, исследования функции щитовидной железы. СРК с запором, как известно, достаточно распространенное заболевание. В экономически развитых странах распространенность самого синдрома раздраженного кишечника может достигать 10-20 %. И среди всех этих случаев по разным данным случаи с запором достигают половины: 34-52% в разных исследованиях. И смешанный вариант течения, при котором также наблюдается запор, достигает 33-39%. При СРК с запором по некоторым данным выше частота депрессии и тревоги, более низкое качество жизни больного. И в качестве объяснения, почему именно запор преобладает у этих больных, предполагается нарушение холинергической иннервации. Как показано некоторыми исследователями, у них как бы изменен тонус холинергической части нервной системы. В частности, они объясняют влияние психосоциальных факторов; активации вагусных волокон, которые влияют на моторику кишечника, в свою очередь, косвенно влияют на висцеральную чувствительность, а она связана с центральной нервной системой посредством симпатических волокон.

При СРК с запором для подтверждения диагноза, для объективизации наличия запора целесообразно проводить исследования с рентгеноконтрастными метками, но, к сожалению, это мало в каких учреждениях доступно. На левом снимке вы видите равномерное распределение рентгеноконтрастных меток через пять дней после их приема по ходу практически всей толстой кишки, больше в левых отделах. На среднем снимке вы видите концентрацию этих меток к пятому дню после их приема в ректосигмоидном переходе, что указывает на то, что запор, по-видимому, больше имеет характер функционального проктогенного. И на правой картинке вы видите одну из причин вот таких проктогенных функциональных запоров, нарушение расслабления аноректальной мышцы в виде петли, охватывающей прямую кишку. Было проведено специальное исследование, при котором показано, что у многих пациентов, страдающих СРК с запором, значительно уменьшено число больших пропульсивных сокращений толстой кишки за сутки по сравнению со здоровыми. Но в других исследованиях показано, что у части больных преобладает не гипотония, а, наоборот, спастическая активность кишечника. В частности, на левой части слайда вы видите, как происходит сокращение сигмовидной кишки после приема пищи в норме, наблюдается относительно небольшая амплитуда, ритмичные сокращения. И на правой части слайда вы видите хаотически высокоамплитудные сокращения сигмовидной кишки у больного с СРК, что может приводить к нарушению эвакуации кала и к уплотнению его консистенции. В развитии как гиперчувствительности, так и нарушении моторики, большое значение придают изменению местных рефлексов. Хорошо известно, что стенка толстой кишки отвечает рефлекторно на повышение внутрипросветного давления, это давление оказывает влияние на клетки энтерохромаффинного типа, которые заложены в слизистой оболочке; они секретируют серотонин, а секреция серотонина модулирует поступление импульсов в местную энтеральную и в центральную нервную систему. И в энтеральной местной системе, центральной местной системе, существуют целые разновидности группы нервных окончаний и нервных клеток. Одни из них выполняют роль чувствительных клеток, другие – опосредуют моторные рефлексы, расслабление или сокращение кишечника. И существуют также вставочные нейроны. Таким образом, перистальтика во многом зависит от того образца местных рефлексов, который сложился у данного пациента.

Доказано также вовлечение центральной нервной системы в развитии проявлений синдрома раздраженного кишечника. Вы видите на левой части слайда, как меняется активность коры головного мозга и подкорковых ядер при растяжении прямой кишки, при введении баллончика, растягивающего прямую кишку. И у пациентов с СРК изменена электрическая активность различных частей мозга. И в ответ на ожидаемое растяжение прямой кишки ответ в каких-то областях снижен, а в других, наоборот, патологически повышен.

И на этом слайде мне хотелось представить такую сумму знаний в виде схемы. То, что известно сегодня о вкладе нарушений воспалительного ответа, о вкладе клеток участников воспаления в патогенез, синдром разраженного кишечника. На нижней части рисунка мы видим те данные, которые получены в экспериментальных исследованиях, которые касаются содержания различных цитокинов в крови больных, синдрома раздраженного кишечника и в слизистой оболочке. И вот, в частности, получены данные о высокой проницаемости межклеточных контактов, о том, что у этих больных в большинстве случаев повышено содержание провоспалительных цитокинов, интерлейкина-6, тумор-некротизирующего фактора. Повышены они не так значительно, но, по-видимому, вносят свой вклад в патогенез. Кроме того, в слизистой оболочке повышено у большинства больных содержание мастоцитов, макрофагов и отдельных популяций лимфоцитов. И считается, что эти клетки оказывают влияние на нервные волокна и модулируют болевую чувствительность и моторный ответ. В поисках материала для этой презентации и в поисках отличий между СРК с запором и СРК с диареей мне попались данные, что имеются противоречивые данные о том, что содержание мастоцитов, в общем-то, у больных с синдромом раздраженного кишечника повышено, как показано на правой части слайда, эти клетки окрашены в коричневый цвет. Но в одном из исследований (показано справа внизу) обнаружили, что, наоборот, при СРК с запором их количество даже снижено по сравнению со здоровыми лицами. А при СРК с диареей – значительно повышены. Также показано изменение продукции различных гормонов, регулирующих моторику желудочно-кишечного тракта при синдроме раздраженного кишечника: в частности, холецистокинина, соматостатина, нейропептидов различных и так далее.

Дальше разрешите перейти к обзору лекарственных средств, рекомендуемых в настоящее время для купирования основных клинических симптомов синдрома раздраженного кишечника. Эти лекарственные препараты можно разделить на группы, применяемые:

Действие таких пищевых волокон основывается на том, что они отчасти перерабатываются микрофлорой, способствуют росту популяции микробов, выработке короткоцепочных жирных кислот. И все это приводит к тому, что происходит стимуляция моторики, уменьшение всасывания воды и слабительный эффект этих препаратов. Такие препараты высокоэффективны, достаточно физиологичны, но следует предостеречь от возможности формирования запоров и каловых завалов у некоторых пациентов, поэтому назначать их нужно осторожно, начиная с небольших доз. Спасибо за внимание.

Читайте также: