Какова вероятность излечения от гепатита с

Обновлено: 03.10.2022

Эти противоречивые результаты были представлены на Международном конгрессе Европейской ассоциации по изучению печени в Барселоне, показав, что взаимодействие между ВИЧ и ВГС до сих пор не изучено.

Примерно одна треть ВИЧ-положительных пациентов также являются носителями вируса гепатита С. В среднем, у пациентов с коинфекцией наблюдается более быстрая прогрессия заболевания печени. В эпоху интерфероновой терапии гепатита С они также хуже поддавались лечению. Однако, некоторые последние исследования показали, что эта проблема не распространяется на лечение ПППД без интерферона.

Джастин Мак Гиннис и его коллеги из Университета Южной Калифорнии проанализировали влияния ВИЧ-инфекции на эффективность лечения гепатита С противовирусными препаратами прямого действия (ПППД). В исследовании участвовали 9604 пациента с гепатитом С.

Почти все они – мужчины, которые проходили курс лечения до сентября 2015 года в системе медицинских учреждениях Управления по делам здравоохранения ветеранов. Из них у 408 (4,3%) была коинфекция ВИЧ и ВГС. У 75% был 1-й генотип ВГС, 48% имели цирроз печени и 8% ранее получали лечение с использованием первого поколения ПППД боцепревира (Victrelis) или телапревира (Incivo или Incivek). Около трети пациентов лечили софосбувиром (Sovaldi) и симепревиром (Olysio), 58% получали комбинацию софосбувира и ледипасвира (Harvoni) и 11% получили комбинацию омбитасвира, паритапревира, ритонавира и дасабувира в 3D-режиме (Viekirax / Exviera). Демографические характеристики были сходными во всех группах лечения, за исключением того, что большая часть пациентов, которые получали софосбувир с семепривиром, имели цирроз печени и нуждались в более срочном лечении.

Участников исследования наблюдали не менее 12 недель после окончания курса лечения. Эффективность была определена как достижение устойчивого вирусологического ответа (УВО) или отсутствие вирусной нагрузки в течение не менее 12 недель после завершения курса лечения.

Общие показатели УВО составила составили 87% у пациентов, принимавших софосбувир с семипревиром, 93% у лиц, проходивших терапию комбинацией софосбувира и ледипасвира и 93% у тех, чья терапия была в 3D-режиме . Соответствующие показатели эффективности лечения для пациентов с коинфекцией ВИЧ и ВГС составили 88%, 93% и 89%, соответственно, т.е. без существенных различий.

Многомерный анализ всех способов лечения с учетом демографических данных пациентов, тяжести заболевания и сопутствующих заболеваний не нашел статистически значимого влияния ВИЧ-инфекции на эффективность лечения (отношение шансов 1,07).

Другое исследование, однако, пришло к иному выводу. Карин Ниукам и её коллеги из больницы Университета де Вальме (Севилья, Испания) также оценивали влияние ВИЧ-инфекции на эффективность и безопасность лечения ПППД, с использованием или без использования интерферона, среди пациентов в реальных клинических условиях.

В исследование были включены 680 моноинфицированных участников с гепатитом С из группы GEHEP-MONO и 596 пациентов с ВИЧ и ВГС из группы HEPAVIR-DAA, которые получали лечение ПППД в 33 испанских клиниках с октября 2011 года. Примерно три четверти из них были мужчины средний возраст которых составил около 52-х лет. Наиболее распространенными генотипами ВГС были 1a и 1b. Около 60% пациентов ранее получали лечение от гепатита С и у стольких же был выявлен цирроз печени.

Чуть более 40% получили комбинации из трех препаратов пегилированного интерферона и рибавирина одновременно с софосбувиром, симепревиром, боцепревиром или телапревиром. Остальные (57%) получали безинтерфероновые режимы на базе софосбувира либо с симепревиром, ледипасвиром или даклатасвиром (Daklinza), или же 3D-режим или похожую комбинации без дасабувира, известную как 2D, включая рибавирин или без него. Уровни УВО через 12 недель в группе с использованием интерферон-содержащей терапии были 66% для ВГС моноинфицированных пациентов, снижаясь до 55% для пациентов с коинфекцией, что составляет значительное различие (Р = 0,019). Доли излеченных пациентов с помощью ПППД без интерферона также существенно отличались (Р = 0,002) и были 95% и 89%, соответственно.

Многомерный анализ проводился с учетом возраста, пола, генотипа ВГС и исходного уровня вирусной нагрузки ВИЧ и ВГС. Была выявлена корреляция между наличием ВИЧ-инфекции и меньшей вероятностью развития устойчивого вирусологического ответа (скорректированное отношение шансов ОШ=0,59). Аналогичная связь была выявлена у пациентов с циррозом печени (ОШ =0,60). Ученые установили и то, что терапия без интерферона повышает вероятность излечения (AOR 7.93). Конкретная схема ПППД, длительность лечения, применение рибавирина, предшествующего опыта лечения и базовый уровень вирусной нагрузки ВГС не влияли на результат лечения.

С позиции современных знаний рецидив вируса после лечения гепатита с представляет собой непростую клиническую задачу, которая требует всестороннего анализа, поиска причин рецидива HCV и принятия решения о повторном лечении гепатита (перелечивании). Чаще всего рецидив HCV-инфекции возникает в течение первых 3-12 месяцев (12-48 недель) после окончания курса противовирусной терапии. Срок возникновения рецидива не зависит от того чем пациент лечился, устаревшими режимами на основе интерферона-альфа или самыми современными безинтерфероновыми препаратами. В то же время рецидивы HCV после лечения интерфероном и рибавирином возникают чаще чем после безинтерфероновой терапии ингибиторами прямого противовирусного действия.

Рецидив

О такой сложной клинической ситуации как рецидив гепатита с через несколько лет после лечения можно говорить в тех случаях, когда по результатам контрольного анализа ПЦР после длительной авиремии в плазме крови повторно обнаруживают виремию РНК HCV. Рецидив виремии может сочетаться с повышением уровня активности АЛТ в крови и появлением характерных клинических симптомов. В части случаев никаких клинических симптомов и гиперферментемии АЛТ вообще не бывает. Однако в любом случае возврат вируса гепатита с и виремию следует рассматривать в качестве неблагоприятного состояния, которое требует повторного противовирусного лечения с целью предотвратить цирроз и рак печени, а также различные тяжелые системные лимфопролиферативные и аутоиммунные заболевания.

Пернлечивание гепатита С

Причины возврата гепатита С после лечения

Наиболее часто встречающиеся причины рецидива гепатита с хорошо известны многим пациентам и практикующим врачам-гепатологам. Эти причины давно установлены, их довольно много, но в числе наиболее значимых нужно выделить следующие:

Вышеперечисленные причины рецидива HCV позволяют дать утвердительный ответ на вопрос может ли гепатит с вернуться, хорошо объясняют почему возвращается гепатит с после лечения и как этого можно избежать. На самом деле возврат гепатита с после пвт (противовирусной терапии) это нередко встречающаяся в клинической практике ситуация, особенно в тех случаях, если пациенты занимаются бесконтрольным самолечением, не соблюдают правила приема лекарственных препаратов или в качестве препаратов для противовирусной терапии принимают дженерики сомнительной репутации и не очень высокого качества. Поэтому всем пациентам с HCV-инфекцией, которые начинают курс лечения гепатита С, следует знать о том, что возврат гепатита с после дженериков более вероятен, чем после лечения оригинальными препаратами. При прочих равных условиях эффективность дженериков все-таки уступает эффективности оригинальных препаратов.

Перелечивание гепатита С

Рецидив гепатита С и лечение рецидива

Эффективное лечение рецидива гепатита с гарантией достижения УВО (устойчивого вирусологического ответа) после повторного курса лечения всегда представляет определенные трудности для пациента и врача-гепатолога. Необходим правильный выбор конкретного режима повторного лечения (перелечивания), который зависит от генотипа/субтипа HCV, характеристики противовирусных лекарственных препаратов, которыми пациент неудачно лечился и стадии фиброзных изменений в печени.

Всех пациентов с рецидивом гепатита С в зависимости от стадии фиброза условно разделяют на 3 группы:

Перелечивание гепатита С

  • Peg_IFN-alfa + RBV_ribavirin
  • Peg_IFN-alfa + RBV_ribavirin + SOF_sofosbuvir
  • SOF_sofosbuvir + RBV_ribavirin

… является не очень сложной клинической задачей и подробно описано в общих рекомендациях EASL. В клинике ЭКСКЛЮЗИВ для повторного лечения HCV у таких пациентов успешно применяют различные по составу и продолжительности безинтерфероновые режимы, которые подробно представлены на сайте здесь.

Способы лечения гепатита С

Лечение рецидива HCV и повторное лечение гепатита у пациентов, получавших ингибиторы NS3/4A и/или NS5A

Значительно более трудной клинической задачей по сравнению с предыдущей представляется лечение рецидива гепатита С у пациентов, не достигших УВО после различных комбинированных безинтерфероновых режимов, в состав которых входили те или иные ингибиторы протеазы NS3/4A 1-го и 2-го поколений и/или ингибиторы NS5A 1-го поколения, такие как:

На сегодняшний день известны результаты первых двух многоцентровых клинических испытаний III фазы (POLARIS-I и POLARIS-IV), показавших безопасность и эффективность принципиально новой 12-ти недельной комбинации трех ингибиторов sofosbuvir (ингибитор NS5B 1-го поколения) + velpatasvir (ингибитор NS5A 2-го поколения) + voxilaprevir (ингибитор NS3/4A 3-го поколения) у пациентов, которые не достигли УВО после различных безинтерфероновых режимов, включавших те или иные ингибиторы протеазы NS3/4A 1-го и 2-го поколений и/или ингибиторы NS5A 1-го поколения.

Врачи-исследователи POLARIS-I особо отметили, что ни генотип HCV, ни профиль мутаций лекарственной устойчивости на момент начала курса повторного лечения не имели никакого влияния на конечный результат терапии у наблюдавшихся пациентов.

Лечение лекарствами

В параллельное исследование РOLARIS-IV было включено в общей сложности 333 пациента с рецидивом HCV. Всех пациентов разделили на 2 сопоставимые группы. В первую группу вошли 182 пациента (46% с циррозом печени), которые начали получать 12-ти недельную комбинацию трех ингибиторов sofosbuvir/velpatasvir/voxilaprevir (SOF/VEL/VOX) . Во вторую группу включили 151 пациента (44% с циррозом печени), которые начали получать 12-ти недельную комбинацию двух ингибиторов sofosbuvir/velpatasvir (SOF/VEL) . Итоговый показатель УВО в 3D-группе SOF/VEL/VOX составил 98% (178 из 182) и был достоверно выше итогового показателя УВО в 2D-группе SOF/VEL (всего лишь 90%, 136 из 151).

Врачи-исследователи POLARIS-IV также отметили, что ни генотип HCV, ни профиль мутаций лекарственной устойчивости на момент начала курса перелечивания не оказывали никакого влияния на конечный результат у больных, получавших новый безинтерфероновый 3D-режим тремя мощными ингибиторами SOF/VEL/VOX . Важно подчеркнуть, что у тех немногих пациентов, которые на этом режиме также испытали неудачу, не было обнаружено никаких мутаций лекарственной устойчивости ни перед началом курса лечения, ни при вирусологическом прорыве во время курса лечения, ни при рецидиве HCV после окончания курса лечения.

Таким образом, на сегодняшний день для перелечивания самых сложных пациентов, не достигших УВО после первого курса безинтерфероновой терапии, в состав которой входили тот или иной ингибитор протеазы NS3/4A 2-го поколения ( Simeprevir, Asunaprevir, Paritaprevir ) и/или ингибитор NS5A 1-го поколения ( Ledipasvir, Daclatasvir, Ombitasvir ), рекомендованы две новые 12-ти недельные 3D-комбинации:

Справка: что такое гепатит С

Вирусные гепатиты — это инфекционные заболевания, поражающие печень. Существуют разные вирусные гепатиты (их обозначают латинскими буквами). Симптомы заболеваний могут быть схожими (а чаще всего их вообще нет), но их возбудители по-разному распространяются и влияют на организм человека. Например, гепатит А — это кратковременная инфекция, а В и С могут протекать десятилетиями, незаметно повреждая печень. С распространением гепатитов А и В успешно борются с помощью прививок, а вот против гепатита С вакцины не существует.

Заражение вирусом гепатита С обычно происходит через контакт с кровью инфицированного человека:

  • через шприц у лиц, употребляющих инъекционные наркотики (по статистике это наиболее распространенный способ заражения);
  • при незащищенном сексе (риск выше при более травматичных формах, например, анальном сексе);
  • через нестерильные медицинские инструменты (например, при экстренных вмешательствах в ограниченных условиях, при стоматологических процедурах и др.);
  • через предметы личного пользования (например, бритву);
  • при нарушении условий переливания крови (встречается редко, так как компоненты и доноры крови проходят тщательный отбор и обследование);
  • от инфицированной матери новорожденному.

Основной способ диагностики гепатита С — анализ крови. Поэтому сложно назвать реальное количество людей, которые являются носителями этого вируса. В 2021 году некоторые эксперты говорили о том, что в России гепатитом С могут быть заражены около 5,7 млн человек.

— Как гепатит С лечили раньше?

— Сначала для терапии использовали рибавирин — неспецифический противовирусный препарат, у которого есть немало побочных эффектов. Потом его стали использовать в комбинации с препаратами интерферона, задача которого — усилить иммунный противовирусный ответ в организме. Но и у интерферона есть побочные явления и нередко — противопоказания к применению. Существуют заболевания, при которых применение интерферона невозможно или дает очень высокие риски осложнений. Зачастую приходилось выбирать, кому из больных проводить терапию по этой схеме, а кому отказывать. Эффективность тоже была заведомо невысокой, можно даже сказать, мы играли в лотерею. Переносимость интерферона, сопутствующие заболевания, риск нежелательных явлений, изменение показателей крови, стадия цирроза печени и в целом состояние печени на момент лечения — от всего этого зависело, можно ли было назначать лечение. Плюс мы выявляли у пациентов определенные генетические показатели, при которых его применение заведомо могло быть малоэффективным.

— Таких пациентов совсем не лечили?

— Гепатопротекторы бесполезны при гепатите?

— Итак, старая схема давала высокие риски, побочные эффекты и низкую эффективность. Что удалось изменить в новых рекомендациях?

— Принципиальный момент, который, наверное, будет самым важным для всех нас — и для пациентов, и для врачей, — возможность назначать терапию на любой стадии хронического гепатита С. Не запущенные стадии, как было раньше, когда у пациента уже возникали фиброз и цирроз печени. Сейчас у нас единственное показание к лечению, как и во всем мире, что мне очень приятно, — это сам факт выявления вируса гепатита С в крови. Поэтому врачам теперь не нужно решать, кому назначать противовирусную терапию, а кому — нет.

— Терапию теперь можно проводить сразу после того, как вирус обнаружили в крови?

— По современным российским рекомендациям это нужно сделать не позднее трех месяцев после обнаружения вируса в крови — возможно начать терапию сразу, иногда понаблюдать 6–12 недель. Это можно делать, потому что в определенных случаях организм побеждает вирус сам. Процент таких больных действительно есть, хотя он намного ниже, например, чем в случаях с гепатитом В (он реже становится хроническим).

— Мы убрали это слово, сейчас такого подхода нет. Конечно, приоритет все равно дается пациентам с циррозом печени или с другими рисками (например, с раком печени и вирусным гепатитом или поражением других органов). Пациенты после после пересадки печени получают лечение незамедлительно, так как инфицирование нового органа наступает неизбежно.

— Схема лечения тоже изменилась?

— Это еще один принципиальный момент, над которым мы целенаправленно работали. Из рекомендаций исчезли препараты интерферона. Это влечет за собой целый ряд позитивных изменений. Как я уже говорил, интерферон многими пациентами переносится тяжело, возникают побочные эффекты, и результаты невысоки, особенно при циррозе печени.

Теперь мы перешли полностью на таблеточные схемы, их эффективность приближается к 100%. Это позволяет бюджетным медицинским учреждениям больше не тратить деньги на закупку интерферона, а закупать только таблеточные формы лекарств и использовать безинтерфероновые высокоэффективные схемы. При этом нужно сказать, что большая часть тех препаратов, которые есть в мире и, в частности, в западных странах, присутствуют и в России.

— Новые схемы лечения эффективнее прежних?

— Они перекрывают все существующие в России типы вирусов гепатита С. Это так называемая пангенотипная схема: когда одна таблетка, одна комбинация препаратов, может вылечить все типы вирусов. К примеру, в России встречаются в основном три типа вируса гепатита С (1а, 1b, 3), и их раньше по разным причинам не всегда удавалось лечить эффективно, особенно на стадии цирроза. Сейчас эта проблема уже не имеет значения. Во всем мире принята следующая концепция упрощенного подхода к лечению: выявляют вирус, но не определяют ни его количество, ни его разновидность, для того чтобы выбрать конкретный препарат. Вместо этого назначают лекарства, которые одинаково эффективны при разных вариантах инфекции.

По оценкам специалистов, в США гепатитом C страдают 3,5 миллиона человек. Болезнь может протекать десятки лет, и за это время вирус хронического гепатита C (ВГС) может вызывать в печени тяжелые поражения, включая цирроз, рак и терминальную стадию печеночной недостаточности; причем эти осложнения могут развиваться через много лет после инфицирования. Новые противовирусные препараты прямого действия (ПППД) обеспечивают излечение при гепатите C в более чем 90 % случаев, однако, если лечение начато слишком поздно, повреждения печени могут оказаться необратимыми.

Новые предварительные данные наблюдений CDC показывают, что в 2014 году с гепатитом C было связано 19 659 случаев смерти, по сравнению с 11 051 в 2003 году, что означает рост смертности за последние десять лет на 78 %. Смертность от гепатита C особенно высокая в возрастной группе от 55 до 64 лет.

CDC рекомендует проведение комплексных программ профилактики заболевания ВГС среди наркоманов, включая регулярные обследования на гепатит C (а также на гепатит B и ВИЧ-инфекцию), быстрое направление пациентов с положительным результатом на лечение, а также обеспечение доступа к лекарствам от наркомании, стерильным шприцам и другим услугам.

Гепатит C по сравнению с другими инфекционными заболеваниями

Для анализа данных о полиморбидной смертности (смертности от многих заболеваний) с 2003 по 2013 год использовали сведения из свидетельств о смерти, хранящиеся в Национальном центре медицинской статистики. Показатели смертности рассчитывали следующим образом: число случаев смерти, связанных с инфекцией ВГС и другими регистрируемыми заболеваниями, делили на общее число населения США по данным переписи на соответствующий год, и корректировали согласно возрастной структуре населения.

С 2003 по 2013 год число случаев смерти, связанных с гепатитом C, выросло с 11 051 до 19 368 (среднее увеличение на 865 случаев в год, т.е. на 6,2 %). Показатель смертности от гепатита C вырос с 3,72 до 5,03 случаев смерти на 100 000 человек населения. Несколько более половины из этих случаев приходятся на возраст от 55 до 64 лет.

Напротив, число смертей, связанных с 60 другими регистрируемыми инфекционными заболеваниями, снизилось с 24 745 в 2003 году до 17 915 в 2013 году (среднее уменьшение на 718 случаев в год, или -3,4 %). Смертность от этих инфекций снизилась с 8,51 до 5,25 случаев смерти на 100 000 человек населения. Таким образом, начиная с 2012 года число случаев смерти от гепатита C превосходит аналогичный показатель для 60 других регистрируемых инфекций.

Уменьшение смертности от других инфекционных заболеваний в основном обусловлено снижением смертности от ВИЧ-инфекции (с 15 168 случаев до 8831, -41,8 %), пневмококковой инфекции (с 1283 до 885, -31 %), туберкулеза (с 1382 до 992, -28,2 %).

Лечение увеличивает продолжительность жизни

Савино Бруно и его коллеги из университета Humanitas исследовали ожидаемую продолжительность жизни при гепатите C, осложненном компенсированным циррозом печени, на примере трех групп итальянцев, достигших устойчивого вирусологического ответа (УВО) на терапию интерфероном. Этот показатель сравнивали с продолжительностью жизни пациентов, не получавших лечение; получавших терапию, но не достигших излечения; страдающих декомпенсированным поражением печени. Терапию интерфероном получали 795 больных циррозом при ВГС.

Из 181 пациента, достигшего УВО, 28 умерли в среднем через 9,6 лет, 90,9 % прожили 10 лет, 62,9 % — 20 лет. Эти показатели аналогичны ожидаемой смертности в общей популяции соответствующих возраста и пола.

Среди пациентов, не достигших УВО, средний показатель смертности составил 3,85, то есть для них риск смерти оказался вчетверо выше. При декомпенсированном поражении печени средний показатель смертности составил 6,7, то есть, риск смерти оказался почти в семь раз более высоким.

В последние годы предложена терапия противовирусными препаратами прямого действия (ПППД) без применения интерферона, оценивать долгосрочное влияние которой на продолжительность жизни пока рано. Однако ожидается, что эти новые высокоэффективные препараты позволят и далее снизить частоту развития осложнений и смертность от гепатита C.

Также авторы добавляют, что при гепатите C, осложненном компенсированным циррозом, лечение следует назначать как можно раньше, поскольку при этом его эффективность максимальная. Новые ПППД позволят эффективно лечить тяжелых пациентов, не удовлетворяющих критериям для назначения интерферона и рибавирина, не выдерживающих этот режим терапии, или не достигших при нём ответа.

Эта рекомендация подкреплена результатами исследования, представленного на недавнем Международном конгрессе по заболеваниям печени, согласно которым при начале лечения на фоне прогрессирования цирроза вероятность излечения ниже, побочные эффекты развиваются чаще, а улучшение функции печени после завершения терапии достигается реже, чем при раннем начале лечения.

Читайте также: